11 декабря `18, в 16:01
Интервью Week & Star с Павлом Каплевичом

Интервью Week & Star с Павлом Каплевичом

2 декабря в Week & Star пришёл театральный художник, продюсер театра и кино, заслуженный деятель искусств России – Павел Каплевич! Его картины можно найти в разных музеях мира, а фильмы, созданные при его участии, получают призы на международных фестивалях. Он стал автором идеи нового новогоднего спектакля «Щелкунчик», премьера которого состоится в январе. Читай интервью Павла ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android.

 

Александр Генерозов: На Европе Плюс замечательный театральный художник, продюсер театра и кино, заслуженный деятель искусств России Павел Каплевич! Здравствуйте, Павел! И привет всем-всем, кто с нами сейчас!

Павел Каплевич: Здравствуйте, и привет!

Александр Генерозов: Декабрь – горячее время для всех. И мне кажется, вот этот легкий холод за окном, он просто предназначен для того, чтобы остудить жар, иначе мы просто все угорим. Хотел спросить, в каких делах, между какими точками на карте застал вас в этот жаркий декабрь?

Павел Каплевич: Я только что вернулся из Венеции, где в Венеции, в Милане, будет проходить моя выставка в мае. Я ездил, всякие организационные вопросы утрясал, так скажем. У меня идут репетиции спектакля «Щелкунчик» в Зарядье, который выйдет 2 января и будет, я думаю, надеюсь, будет успешно прокатываться на прекрасной площадке Зарядье, с потрясающим коллективом, и потрясающей постановочной группой – Андрей Бартенев, Нина Чусова, Аня Абалихина, Филипп Чижевский со своей группой. Блестящие солисты, это второй вариант.

Сейчас, кроме всего прочего, большая группа такая творческая готовит празднование и запуск Года театра в России, который произойдет 13 декабря в Ярославле. Я один из членов этой группы, которая занимается этим проектом, тоже такой большой проект. Он быстрый, точечный, но большой и тяжелый. А еще впереди работа над «Анной Карениной», огромной оперой, которую мы тоже собираем, и над которой постоянно идет работа. А еще вчера я встречался с американским композитором замечательным Райхельсоном Игорем, русского происхождения, с которым мы будем тоже что-то обсуждать. У нас есть к нему предложений несколько. Так что, мы очень в рабочем состоянии, так скажем.

Александр Генерозов: В этой постановке удивительно все. Место проведения – Зарядье, где сверху в парке, как вы знаете, встречаются все климатические зоны. Сама постановка, ведь это синтетический жанр балета и оперы с элементами цирка даже. Да и человек, который все это задумал, он один из самых известных театральных художников и продюсеров − Павел Каплевич! Он здесь и сейчас в шоу Week & Star на Европе Плюс! Павел, давайте по порядку. Почему Зарядье? Сам парк является какой-то частью шоу?

Павел Каплевич: Дело в том, что Зарядье сегодня – это самая интересная площадка в Москве, так скажем. И она новая опять же. У них никакого другого новогоднего шоу не было. Когда мне предложила дирекция в этом поучаствовать и попробовать там провести нашу историю какую-то, я, конечно, с радостью не только согласился, а взорвался, что называется. И с этого началась работа. Опера была давно сделана нами же, другим коллективом мы сделали в «Новой опере», и она идет, в общем, довольно успешно. Опера «Щелкунчик», сделанная из балета. Но здесь, в данном случае, захотелось сделать синтетический вариант, поэтому мы не пользовались даже тем либретто. У нас только стихи, мы взяли Демьяна Кудрявцева, который писал их.

Александр Генерозов: Непривычно, потому что он мне более как медиа-менеджер, так привычнее…

Павел Каплевич: Вы просто чуть-чуть из другого сегмента. На самом деле, он очень хороший поэт, и известный очень поэт. Мне тоже он был сначала известен, как медиа-менеджер. Но мой друг Кирилл Серебренников когда-то мне его посоветовал, когда я думал о поэте для «Щелкунчика». Он мне посоветовал Демьяна. И я Демьяна почитал, и в результате, он мне написал. Давным-давно это было. А сейчас вновь мы вернулись к этому материалу.

Только теперь это именно в таком синтетическом варианте, где и балетные исполнители, целая группа большая, где музыкальный ансамбль Questa Musica, и оркестр Questa Musica под руководством Филиппа Чижевского. Где несколько солистов и Большого театра, и Театра Станиславского и Немировича-Данченко, и Мариинки. Короче, у нас большой коллектив исполнителей. И голоса феноменальные. Мы хотим сделать и для детей эту историю, и для взрослых. Но каждый момент, который у нас существует, мы стараемся сделать очень качественно.

Я для всех говорю: для нас хедлайнер в этой постановке − да, конечно, Чайковский, да, конечно, «Щелкунчик», да, конечно, Зарядье. Но всё же самый главный хедлайнер для нас в этой работе Андрей Бартенев. Это его первая работа такая большая на театральной, такой, индустриальной почве, потому что камерные постановки...

Александр Генерозов: Он отвечает за костюмы?

Павел Каплевич: Он отвечает за костюмы, но он не только за костюмы отвечает. Он отвечает за стилистику, так скажем. То есть он занимается, все, что игровое, то, что берется в руки, это тоже он делает. То есть бутафория, реквизит тоже на нем. Мы его пригласили как самого жизнерадостного, как самого солнечного человека нашей страны. И я думаю, может быть, и планеты. Это уникальный художник с потрясающей интуицией, и абсолютно детский. То есть он не только родом из детства, он просто из детства никогда не уйдет, и не уходил, и себя по-другому и не представляет.

Александр Генерозов: Но он визуально настолько воспринимается ярким и эпатажным, сама его постановка, получается, она...

Павел Каплевич: Она будет тоже яркая. Она будет, может быть, менее эпатажная, чем то, что он делает обычно, потому что, как сказать? Есть техзадание, и есть очень хороший адрес. То есть он не только на своих ровесников рассчитывает, и на своих учеников, что он делает обычно. Его выставка, меня очень потрясла его выставка, не так давно проводившаяся в Музее Современного Искусства. Была потрясающая огромная выставка, 70 залов его работ, где я понял, что просто это главный человек в сегодняшнем мире искусства. Поэтому мы его и позвали.

 

Александр Генерозов: Павел, я могу представить, как можно балет и цирк объединить в каком-то одном жанре. Но как это можно еще с оперой объединить? Там же надо петь! И как можно при этом выполнять какие-то такие сложные номера?

Павел Каплевич: У нас Щелкунчики есть балетные, у нас есть Щелкунчик оперный, у нас есть трюковой и цирковой человек. То есть у нас как бы они не делают все всё. То есть артисты у нас очень подвижные, и разнообразно мыслящие. Но, так как мы боремся за качество, у нас летают те, кто должен летать, а поют те, кто должен петь, потому что мы хотим, чтобы и то, и то у нас было сделано очень хорошо, так скажем.

Например, я сейчас ищу, хочу вам какие-нибудь тексты оттуда прочесть, чтобы было понятно: «За обидой ходит», это Дроссельмейер поет, когда он детей пугает:

«За обидой ходит месть

 Похвалу сменяет лесть

 Выбирая, помни это

 Ведь пути обратно нету... Или есть?»

Они повторяют, дети:

 «За обидой ходит месть

 Похвалу сменяет лесть

 Коробочка откроется, солдаты строятся

 Это позывной, все бегут за мной

 Мальчики за мной!»

То есть там такие...

Александр Генерозов: Задорно.

Павел Каплевич: На музыку Чайковского... Сложно?

Александр Генерозов: Задорно мне кажется, очень.

Павел Каплевич: А, да-да-да.  (напевает):

 «Часики бьют, сколько минут

 Есть впереди, никто не знает

 Часики бьют, скоро салют

 Каждый судьбу свою решает тут».

Я сейчас хочу до танца, до песен кукол дойти. У нас куклы поют. То есть вот эти прекрасные куклы. Например, кукла испанская (напевает):

«Кукле хочется понравиться вам

 Вы за прямоту и простоту извините

 Кукла доверяет вашим словам

 Только не молчи! Только не молчи! Только не молчите!» «Не молчите», вот это.

Александр Генерозов: Но глобально, это все равно Гофмановская история, та самая?

Павел Каплевич: Отчасти Гофмановская, отчасти, та история, которую мы сами придумали. То есть у нас, например, Дроссельмейер, он заводит часы. И у него велосипед, на котором он ездит, там весь часовой механизм, в котором он находится. А, скажем, мышки у нас, я спросил, когда Андрюша нарисовал эскиз, это такие огромные фиолетовые шары, у которых есть огромные уши, есть носы огромные, это шары, газовые шары. Они на рекламе есть, можно посмотреть на Ticketland, можно посмотреть, как это выглядит. Там все это уже снято, и есть видеоролики.

Я говорю: «Скажи мне, а мальчики и девочки должны быть в разных?» Он говорит: «Нет, они однополые». Мышки у нас однополые (смеется), мышки – они шарики, мышки. Такие решенческие вещи просто есть. Скажем, певица, которая поет испанскую куклу, это колоратурное сопрано. Это, знаете, самое-самое высокое сопрано, которое невероятное, которое дает свирель такую, как будто бы она соловей такой. А, скажем, Дроссельмейер у нас потрясающий Саша Киреев, поет, солист Большого театра, который потрясающий баритон, вообще, надежда русской сцены, что называется. Мы его позвали, я прямо счастлив, что он согласился. И он с нами работает. Юра Ростоцкий поет у нас Щелкунчика, это питерский певец замечательный. В общем, короче, интересно.

Александр Генерозов: Вы, как театральный художник, как относитесь к хай-тек эффектам? Вот то, что ласкает слух мужчины, 3D-мэппинг, лазеры, дымы, пиротехника, − вы это используете?

Павел Каплевич: Обязательно, в частности мэппинги, в частности, видеоинсталляции...

Александр Генерозов: То есть это очень удобные инструменты?

Павел Каплевич: Анимация, конечно, будет много этого всего. Дымов не будет, потому что площадка, связана со звуком, там феноменальная акустика, и там на сцене размещен орган.

Александр Генерозов: Это аналоговый?  Настоящий?

Павел Каплевич: Настоящий орган, который японские специалисты монтируют сейчас. И мы не имеем права пользоваться эффектами, вот этими воздушными разными, потому что мы бережливо относимся к оборудованию. Но, вообще, эта площадка оборудована феноменально акустически. Там слышимость потрясающая. То есть подзвучки не нужны. Поэтому у нас живой звук, живые исполнители, живые инструменты. К сожалению, это накладно, но мы на это идем.

Вчера, например, мне дирижер написал: «Павел, а можно тромбон? Потому что мы хотим, чтобы у мышей были низы». Вот теперь у нас еще один инструмент – тромбон.

Александр Генерозов: Тромбон, чтобы у мышей были низы! Что бы это ни значило, это звучит очень загадочно!

Павел Каплевич: Да-да-да. Король мышей.

 

 

Александр Генерозов: Больше информации о госте в серии быстрых вопросов, а ответы принимаю в любом формате. Театральная афиша – это тоже работа театрального художника?

Павел Каплевич: Это работа театрального продюсера, так скажем, хотя, отчасти, можно сказать, что когда мы все работаем командой, то все заинтересованы в том, как мы выглядим, как мы поданы, как мы запакованы, такой индустриальный термин. Так что мы все участвуем, так или иначе, в запаковке. И все мы договорились, что мы работаем на то, чтобы результат был хороший.

Александр Генерозов: Самый странный или неожиданный материал, который вам приходилось использовать в своей работе?

Павел Каплевич: Вы знаете, мое такое, скажем, кредо, я все время пытаюсь новый материал изобретать. Это как бы моя фишка, так скажем. Последние годы я работаю с материалом, который называется фильц.

Александр Генерозов: Что это такое?

Павел Каплевич: Это материал, из которого состоят воротники рубашек мужских.

Александр Генерозов: То есть плотная ткань такая?

Павел Каплевич: Она плотная и не ткань. Она плотная, это не тканый материал, достаточно плотный, который держит форму, которая как бы картон, но при этом который не рвется, который стирается, который принимает печать и много спектаклей сделал. Он имитирует очень много фактур. Мы сейчас тоже используем, я Андрею Бартеневу предложил его, как в фактуре, там в каких-то костюмах будут элементы из этой ткани. Я работаю с капроном много, так называемым газом. Но, если, например, я делаю из фильца материал, вот я только что выпустил в театре «Новая опера», я выпустил «Мадам Баттерфляй». Там костюмы сделаны из фильца и газа. То есть на фильц, скажем, на кимоно из фильца сделанное, надевается кимоно из газа. И получается такой 3D-эффект, потому что один и тот же рисунок, попадая на второй слой…

Александр Генерозов: Муар?

Павел Каплевич: Получается муар и воздух такой, как бы вокруг костюма есть воздух. Вообще, моя работа это всегда борьба за воздух. Я, так скажем, за тонкое вещество, это я называю. Все художники, так скажем, вот эта техника сфумато, такая техника художников эпохи Возрождения, где они боролись за вот эту непонятность соединения с фоном, например, лица. Где кончается лицо, где фон, эта точка, и они ее куда-то прятали. Это умение спрятать эту точку.

А я это техническим способом овладел. Я делаю превращение, когда мои работы, одна через другую проходят, я делаю такие инсталляционные вещи. В тот момент, когда одна работа проходит через другую, посрединке получается вот это сфумато, вы прямо ощущаете тонкое вещество. И газ, надевая на фильц, и рисуя, я всегда пытаюсь вот за это бороться, как бы вот это вибрато, такое вибрато.

Александр Генерозов: Идеальные места в зале, это на которые нацелен фокус вас, как художника, откуда это лучше всего видно. Это совпадает в целом с самыми дорогими местами?

Павел Каплевич: Вы знаете, в каждом зале очень разные места. Если, например, зал сделан, как Колизей, по принципу амфитеатра, то там, вообще нет такого места. Лучше не сидеть в первых рядах, а чуть-чуть с третьего, с четвертого. Если ты в партере сидишь, скажем, в Большом театре, то в Большом театре дальше 17 ряда вообще садиться не имеет смысла, потому что ничего не видно. Есть оркестровая яма большая. То есть ты и так отодвигаешься за счет оркестровой ямы где-то в район седьмого ряда в обычном театре. И вот так. То есть в Большом театре надо садиться ближе, скажем. То есть первый-второй ряд это хорошо. А в амфитеатре лучше не садиться, в амфитеатровом театре, в первые ряды. А, вообще, в театре считается шестой-седьмой ряд это самые хорошие места.

Александр Генерозов: Павел, а парк Зарядье тоже объект работы театрального художника?

Павел Каплевич: Обязательно. Наш спектакль идет 50- 55 минут. За час до этого человек приходит в сам парк, который будет и украшен, и будут и елки, и Деды Морозы, и Снегурочки, и анимация, и Щелкунчики. Можно будет угощаться, можно будет веселиться. С детьми будут играть прекрасные наши артисты. Потом они будут попадать в зрительный зал. После того, как спектакль пройдет, можно будет опять выйти, опять угощаться, опять гуляться. Потрясающе, можно будет выйти на этот прекрасный мост над Москва-рекой и посмотреть, как выглядит зимняя Москва и зимний Кремль.

Я считаю, что самая главная площадка для гулянья в этом году – это Зарядье и, конечно, наш спектакль «Щелкунчик в Зарядье», который там будет проходить в это время. Он будет идти три раза в день, в 12, в три и в семь. Все со 2-го по 8 января.

Александр Генерозов: Это принципиально семейная история, на ваш взгляд?

Павел Каплевич: Это принципиально семейная история. Мы думаем о всех слоях населения, что называется, и о бабушках, и о мамах, и о внучках, и о внучатах, и о тетях и дядях, просто так пришедших тоже. С удовольствием люди могут прийти без детей на это все посмотреть и послушать прекрасные голоса, и посмотреть замечательные танцы.

Александр Генерозов: А музыка Чайковского, она осовременена для нашего восприятия?

Павел Каплевич: Музыка Чайковского, она звучит и в своем каноне, и в то же время, у нас есть Алексей Наджаров, который сделал электронные обработки. То есть это будет очень модно звучать во многом.

Александр Генерозов: Живые картины, это не обязательно атрибут вселенной Гарри Поттера. Это еще и результат работы художника, театрального художника, если точнее, Павел Каплевич, театральный художник, которого никто не упрекнет в академизме и зашоренности восприятия на Европе Плюс! Павел, кстати говоря, миры Гарри Поттера Джоан Роулинг, они театрально пригодны, на ваш взгляд? Можно это создать?

Павел Каплевич: Конечно, конечно. Но в данном случае, в данном спектакле «Щелкунчик в Зарядье», который мы делаем под Новый год, и он выйдет со 2 января в Зарядье, мы туда специально с художниками, которые видеоконтент делают, мы говорили о том, что у нас плоскостной. Мы не хотим быть компьютерными. Мы не хотим быть как бы из игр и из этих фильмов фэнтези. Мы делаем такую историю наивную, такими же наивными ходами, какими Андрюша Бартенев идет при создании своих костюмов.

Мы делаем, скажем, эстетику перекладных рисунков анимационных, а не объемного 3D-звучания. Мы стараемся сделать, наоборот, очень как будто нарисованное, как будто художниками сделанный мир, так скажем. Но он очень радостный, потому что, например, у меня есть тоска по фильмам 60-х, по мультфильмам нашим. Скажем, я говорил по референсам, и с Андрюшей Бартеневым, и с художником по видеоконтенту. Я им говорил о том, что мой любимый фильм это «Старая, старая сказка» Надежды Кошеверовой, где Мария Неелова и Олег Даль, первый раз Марина появилась.

То есть вот эта эстетика, как будто это ребенок нарисовал. Как будто это ребенок для себя нарисовал, вот так скажем, а не Гарри Поттера. Но сам я, вот эта борьба за тонкое вещество, которым я занимаюсь, это мои проекты, прошлом году стартовал в Третьяковской галерее проект «ПроЯвление», это была история оживления картины «Явление Христа народу». А сейчас, то что сделано для Венеции, для Милана, это оживает «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи, к 500-летнему юбилею со дня его смерти, между прочим, как выяснилось. Я делал работу, когда мы привезли ее на биеннале, из Милана приехали, говорят: «Вы что! Давайте к нам! Мы же отметили 500-летие!»

Александр Генерозов: 200 лет «Щелкунчику», 500 лет...У вас какие-то круглые даты прямо.

Павел Каплевич: У меня сплошные круглые даты.

 

 

Александр Генерозов: Андрей в нашей группе в «Одноклассниках» спрашивает, чем принципиально работа театрального художника от театрального продюсера отличается? Я, в общем, представляю, но интересно ваше мнение.

Павел Каплевич: Как сказать? В моей ситуации не очень отличается, потому что мне трудно делиться на две половинки. То есть я стараюсь творчески относиться ко всему, чем я занимаюсь. И я сейчас у вас сижу, и я тоже стараюсь какими-то формами облачать творческими то, что я говорю, а не чисто техническими продюсерскими. Продюсеры разные бывают. Кстати, на моем проекте мы работаем, у нас есть такой конгломерат продюсеров. Есть Юлия Морозова, есть я, и есть Коля Гришин. Мы каждый занимаемся творчески, но каждый занимается, кто-то больше, скажем, техническим обоснованием, и техзаданиями, и финансовым вопросом. Кто-то занимается больше логистикой проекта. Кто-то только за творческим процессом следит. То есть у нас такой сильный продюсерский коллектив, вот так скажем.

Александр Генерозов: Давайте подведем театральные итоги 2018 года. Год, конечно, не закончился, но что-то уже можно. Самые интересные точки на театральной карте мира, по вашей версии?

Павел Каплевич: Мира. Я ее, к сожалению, не видел, но все страшно хвалили спектакль Кастеллуччи, который он делал в Зальцбурге в этом году, «Саломея». Говорят, потрясающий был спектакль. Опера «Саломея» Штрауса в постановке великого Кастеллуччи. Из того, что мне приглянулось в прошлом сезоне, это, ну, как сказать? Еще сезон не закончился, в котором это было выпущено. Это «Маленькие трагедии» в «Гоголь-центре», которые Кирилл Серебренников заочно поставил. Он его подготовил перед тем моментом. Мне очень нравится этот спектакль.

Мне понравился, так скажем, интересно все, что делает Крымов. Особенно сейчас все хвалят страшно Серёжу, но, вообще, все, что делает Маша Трегубов и Лёша Трегубов, это, как сказать? Мои друзья юные, так скажем, которых я люблю очень, и мечтаю все время работать, мне очень нравится, что они делают.

Со своей стороны, я хочу сказать, что у меня была премьера, на которую я всех приглашаю, это «Мадам Баттерфляй» в «Новой опере», мне кажется, заслуживает большого интереса. Декорации делал Лёша Трегубов, ставил этот спектакль Денис Азаров, я делал костюмы, а пела там Света Касьян, замечательная певица.

Александр Генерозов: Она у нас была в гостях однажды.

Павел Каплевич: Да?

Александр Генерозов: Да, вообще, потрясающая.

Павел Каплевич: Она потрясающая. Она реально потрясающая.

Александр Генерозов: Пылкая, классная!

Павел Каплевич: Потрясающая. Сейчас считается, что она лучшая «Тоска» мира.

Александр Генерозов: О! Ничего себе!

Павел Каплевич: Она в Риме сейчас поет «Тоску». Она реально набирает обороты по полной программе.

Александр Генерозов: Она с Папой Римским встречалась, это единицам доводится...

Павел Каплевич: Да, да, 23 декабря будет спектакль, и 30 января будет спектакль опять в «Новой опере».

Александр Генерозов: А надо ли посмотреть «Щелкунчика», или почитать «Щелкунчика», или как-то познакомиться с ним до того, как к вам идти, как вы думаете?

Павел Каплевич: Я думаю, что в нашей стране вряд ли найдется кто-то, кто еще ничего не знает про «Щелкунчика». То есть практически «Щелкунчик» − наше все, так же, как и «Лебединое озеро». В общем-то, конечно, было бы неплохо почитать и Гофмана, и посмотреть спектакль в Большом театре, что вряд ли кому-то удастся.

Александр Генерозов: Ну, хотя бы хорошую запись.

Павел Каплевич: Хотя бы хорошую запись по YouTube, например. Но, мне кажется, что мы настолько прозрачно все придумываем, у нас персонажи – это подарки, конфеты, леденцы, мармеладки, то есть это мышки...

Александр Генерозов: То есть без вкусняшек не оставите?

Павел Каплевич: Без вкусняшек, нет...

Александр Генерозов: У детей уже есть замечательный повод.

Павел Каплевич: Конфетибург у нас в конце, победа радости детской над скучностью взрослых.

Александр Генерозов: Павел, час пролетел просто как секунда, не знаю. Спасибо за интересный разговор. Поздравляю с наступающими праздниками, и ждем вас в гости к нам еще. Придете?

Павел Каплевич: А мы вас ждем на «Щелкунчике в Зарядье» с 2-го по 8 января в 12, 15 и 19 каждый день. И будем рады вас видеть, приветствовать. А к вам я еще приду.

Александр Генерозов: Александр Генерозов, Week & Star, пока!

 
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Основной эфир
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
Больше Хитов! Больше Музыки!
TOP 40
Party
Европа Плюс / Party
Больше Хитов! Больше Музыки!
Party
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
Больше Хитов! Больше Музыки!
LIGHT
NEW
Европа Плюс / NEW
Больше Хитов! Больше Музыки!
NEW
Urban
Европа Плюс / Urban
Больше Хитов! Больше Музыки!
Urban
Акустика
Европа Плюс / Акустика
Больше Хитов! Больше Музыки!
Акустика
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
Саундтрек твоей субботней ночи!
ResiDANCE
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
Отличные песни одна за другой!
Основной эфир
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
Настроение любить!
Настроение любить
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
Настроение счастья!
Настроение счастья
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
Наедине с музыкой!
Наедине с музыкой
Основной эфир
Дорожное Радио
Вместе в пути!
Основной эфир
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
Дискотека с доставкой на дом!
Танцы по-русски
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
Рок-клуб
Рок-клуб
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
Ностальгия
Ностальгия
Основной эфир
Новое радио
Главные русские песни!
Основной эфир
Основной эфир
Ретро FM
Лучшая музыка 70х, 80х, 90х!
Основной эфир
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
Лучшая музыка 70х!
Ретро FM 70e
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
Лучшая музыка 80х!
Ретро FM 80e
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
Лучшая музыка 90х!
Ретро FM 90e
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
Танцуют все!
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM Сан-Ремо!
Ретро FM Сан-Ремо
Основной эфир
Спорт FM
Спортивные новости России и мира
Основной эфир
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
Вы слушаете «Эльдорадио»
Основной эфир
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
Привет, 90-е!
Кекс
Свежее
Европа Плюс / Свежее
Самые сочные русские новинки!
Свежее